Воскресенье, 19 Ноябрь 2017, 19:12
Приветствуем Вас, Гость | RSS
Цитата из Библии
Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно (2Фесс.3:6)
Поиск по сайту
Наши советы
Надоела реклама и мошенники в Интернете? Читайте статью:
"Безопасный Интернет"
Вход
Посетители

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Материалы

Главная » Материалы » Книги » История

Эпоха гонений на христиан (Часть 5)

6. Гонение Диоклетиана, его соправителей и преемников. (303 – 311 гг.)


      В наших исследованиях мы приблизились к жесточайшему из гонений, но в тоже время и последнему. Причины Диоклетианова гонения кажутся не совсем ясными и понятными для историков. Это зависит от того, что от Диоклетиана меньше всего можно было ожидать гонения на христиан.

      В самом деле, гонение Диоклетиана случилось в самом конце его царствования, во все же прочее время своего правления он был в высшей степени благосклонен к христианам. В продолжение начальных целых 19 лет своего царствования он не нападал на христиан. Евсевий считает первоначальное отношение этого государя к церкви в высшей степени выгодным для распространения христианства и развития его внутреннего благосостояния. Не только лица частные могли свободно принадлежать к христианскому обществу и открыто заявлять о своем христианском исповедании, но даже императорские чиновники и лица военные пользовались подобной же свободой. Терпимость императора шла даже далее. В самой свите императора и здесь находим христиан.

      И замечательно: так как христиане присутствие при языческих жертвах считали греховным осквернением для себя, то христиане-чиновники освобождены были от такого несовместного с их нравственными требованиями обязательства. Даже в самой императорской фамилии христиане имели могущественных покровителей. Прииска, супруга Диоклетиана, и дочь его Валерия, супруга кесаря Галерия, отличались такой расположенностью к христианской религии, что они избегали приношения языческих жертв и только из уважения к своему положению удерживались от явного перехода к христианству.

      Смотря на благополучие христиан при Диоклетиане до гонения, Евсевий (7, 1) восклицает: «Благосостояние христиан с течением времени при Диоклетиане упрочивалось, с каждым днем приходило в силу и величие, и никакая ненависть не стеснила его, никакой злой демон не был в состоянии вредить».

      Итак, благосклонность императора Диоклетиана к христианам в первую большую часть его царствования и гонение при конце его правления являются странным противоречием в политике Диоклетиана: гонение представляется каким-то скачком в его правительственной деятельности. Это явление тем страннее кажется, что серьезный, благоразумный, чуждый вспышек и диких порывов, характер Диоклетиана не позволяет допустить мысли, чтобы гонение было делом каприза, минутной страсти повелителя Рима.

      Где искать истинные причины гонения Диоклетианова?

      По единодушному свидетельству древних, Диоклетиан был замечательным политиком, внимательным администратором, отсюда все его действия, а следовательно и гонение на христиан, нужно рассматривать как акт, входивший в его политические виды.

      Диоклетиан одушевлен был самыми живыми стремлениями восстановить силу и величие государства. Реформы Диоклетиана были широки и очень серьезны, а потому на первых порах поглощали все время и энергию этого императора.

      Восстановление религии составляло звено в его реформаторской программе. Как опытный политик Диоклетиан не мог не понимать, что все его государственные реформы нуждаются в какой-либо внутренней силе для своей поддержки. Религия представлялась единственным цементом, который в безжизненный государственный механизм должен был вложить жизнь и крепость. Он был проникнут решительным стремлением поддержать и утвердить древнюю религию. Все его царствование носит религиозную окраску. Диоклетиан все свои важнейшие правительственные действия ставит в ближайшее соотношение с культом богов.

      Со стороны подданных во всем царстве требовалась при Диоклетиане благоговейная религиозность и чистота древнего государственного культа.

      Он стремился древний эллино-римский государственный культ возвратить снова к той же чести, какою он пользовался в более раннее время. Древняя религия не должна была быть попираема ни от какой новой. Можно ли будет недоумевать: почему Диоклетиан становится гонителем христианства?

      Диоклетианова политика непременно должна была решить дилемму так или иначе – быть ли римскому государству строго языческим или перестать быть таким? Эта дилемма разрешалась для Диоклетиана тем проще, когда на его предубежденный взгляд могло представляться, что в христианском обществе немало недостатков, непривлекательных сторон.

      Христианское общество, пользуясь продолжительным спокойствием после Валерианова гонения, умножилось в числе, выросло, окрепло, но в тоже время оно не было чуждо явлений печального свойства. Евсевий о временах Диоклетиана говорит: «От полноты свободы течение наших дел христианских превратилось в медленное и вялое. Мы начали друг другу завидовать, друг с другом ссориться и при случае поражать один другого стрелами слова едва ли не так же, как и оружием. Предстоятели начали нападать на предстоятелей, массы христиан возмущаться против масс, постыдное лицемерие и притворство достигли высшей степени зла».

      Христианское общество разделилось на враждебные партии. В этом видел Диоклетиан проявление независимости, либерализма, несообразное с его понятиями о единении всех подданных. Ему казалось, что через христиан колеблется самый авторитет государства, не говоря уже о том, что деление христиан на партии могло представляться ему выражением неуживчивости христиан. Все это казалось для Диоклетиана как бы зачатками элемента революционного в христианском обществе, борьбу с которыми он ставил прямой задачей своей политики утвердить государство.

      Почему так поздно, уже при самом конце своего правления, берется он за осуществление этой задачи? Вопрос решается тем, что христиане были очень многочисленны в Римской империи, их положение до известной степени упрочено было самим законодательством во времена императора Галиена (3 в). Поэтому в борьбу с христианами можно было вступить только с крайней осторожностью и притом во всеоружии сил государственных. Между тем в начале правления Диоклетианова государственная система не представляла твердости и прочности; наперед нужно было усилить и укрепить эту систему и, только опираясь на нее, можно было думать о борьбе с христианством.

      Евсевий (8,4) извещает о том, что еще ранее официально объявленного гонения приказано было исключить из войска всех христиан, не желавших приносить языческие жертвы. Можно полагать, что исключение твердых в вере христиан из войска произошло весьма незадолго до открытого гонения и целью вышеуказанного распоряжения было желание гонителя, исключив христиан из войска, развязать себе руки в своих дальнейших действиях, так как в случае оставления христиан в армии можно было опасаться со стороны их вооруженного сопротивления гонителю.

      Первый указ против христиан объявлен в феврале 303 г. Евсевий в церковной истории (8,2) о содержании первого указа говорит: «Изданы были грамоты, которыми предписывалось разрушать церкви до основания, а священные книги истреблять огнем. Лица, занимавшие почетные должности, объявлены лишенными почестей, а находящиеся в услужении лишенными свободы, если останутся исповедующими христианство».

Отсюда видно, что характеристическими чертами гонения были:

1) Разрушение церквей и сожжение св. книг.

2) Христиане лишались гражданских прав и чести, лишались своих должностей; даже лишались права жаловаться на кого-либо в суде.

3) Для христиан произошло ограничение в правах на свободу. Рабы-христиане не могли стать свободными, если они, получив свободу, оставались христианами.

      Вскоре за первым указом, в том же 303 году, издан был Диоклетианом второй указ с новыми требованиями от христиан. Евсевий говорит: «Вслед за тем появились другие грамоты, повелевавшие всех предстоятелей церквей в каждом месте заключать в оковы» и замечает: «Темницы, первоначально назначенные для убийц и злодеев, наполнились везде епископами, пресвитерами, диаконами, чтецами, так что осужденным за злодеяния не осталось в них места».

      Новый указ явился потому, что христиан стали подозревать в возмущениях против правительства, а предстоятели церкви сделались жертвой потому, что их считали тайными вождями и подстрекателями к этим восстаниям. К сожалению, к политическим подозрениям против христиан открывалось много поводов. Лишь только появился первый указ и был прибит на всех публичных местах Никомидии, как один христианин, занимавший важную государственную должность, сорвал экземпляр этого указа и швырнул под ноги. Дерзновенный был сожжен заживо, как оскорбитель императорского величества.

      К этому событию присоединились и другие. Вдруг в императорском дворце вспыхнул пожар и испепелил часть его. Язычники винили в пожаре христиан. Подозрительность императора к христианам, вследствие этого обстоятельства, усилилась. На беду христиан, по прошествии двух недель после первого пожара в том же дворце вспыхнул новый пожар. Галерий, страшась за свою жизнь, покидает Никомидию. Негодование Диоклетиана разрешается пытками, которым подвергаются теперь подозреваемые в измене христиане. Придворные христиане подвергнуты были пыткам и смерти.

     Но этим еще не ограничились беды. Среди сильного возбуждения умов, которое распространилось по всему государству, там и здесь в империи стали подниматься бунты. На границах Армении возник мятеж, и христианские пресвитеры стали подозреваться в возбуждении народных масс. Подобное же случилось в Антиохии, где один воинский трибун провозглашен был от войска императором. И эти бунты произошли в то время, когда уже более 10 лет не было слышно ни о чем подобном.

      Нет ни малейшего повода полагать, что христиане участвовали в восстаниях. Нужно однако же сознаться, что христиане с своей стороны не были настолько осторожны, чтобы не подавать повода к таким обвинениям. Христиане не всегда старались разубедить язычников в подозрении касательно существования у них политических целей и этим давали повод видеть в них врагов Римского государства.

      Под впечатлением рассказанных нами обстоятельств, случившихся тотчас по издании первого указа и набрасывавших густую тень подозрения на христиан, Диоклетиан объявляет свой второй указ.

      Он касается одних пресвитеров и вообще духовенства, потому что духовенство рассматривалось как подстрекатели и вожди политических заговоров этого времени.

      За вторым указом в том же 303 году последовал новый, третий, указ уже религиозной природы, по которому все духовенство, заключенное по требованию второго указа в тюрьмы, призывалось к принесению жертв языческих под опасением пыток за сопротивление.

      Но этот третий указ вскоре должен был потерять свое действие. Причиной этого было празднование двадцатилетия царствования Диоклетиана в конце 303 года. Это празднование принесло великое утешение христианам, потому что объявлена была амнистия: все арестанты освобождались из тюрем, поэтому и духовенство получило свободу.

      Но христиане, быть может, предчувствовали, что их беды не окончились: истинное гонение на христиан началось только со следующего, 304 года, с изданием последнего, четвертого, Диоклетианова указа против христиан. Указание на текст этого эдикта находим у Евсевия: «Посланы были царские грамоты, в которых заключалось повеление всем (христианам) поголовно приносить жертвы и делать возлияния богам». Из-за этого указа пролилось крови наиболее всего в христианском мире, хотя указ состоял всего из двух строчек. Он имел свое действие целых 8 лет, до 311 года.

      Гонение Диоклетианово на Востоке во время его правления империей не было слишком жестоким и кровопролитным. Встречались лишь отдельные случаи мученической кончины христиан. Власти исполняли указы, что называется, спустя рукава. Начальники довольствовались формальным исполнением указов: достаточно быть привлечену христианину на площадь, где приносились жертвы, как его легко отпускали.

      Но Диоклетиан правил империей не один, а с соправителем Максимианом, который был призван к царствованию в 285 году и управлял до 305 года, до времени, когда он вместе с Диоклетианом отказался от империи. Максимиан правил западом (Италией, Испанией и Галлией) со включением Африки. Самый характер Максимиана требовал, чтобы он был гонителем свирепым. Он был человек от природы жестокий. Он был склонен проводить меры Диоклетиана до крайних пределов, поэтому в его областях было много мучеников. Он был жестокий враг христиан и замыслил истребить христиан в империи.

      Подлинные акты дошли из всех мест, которыми управлял Максимиан. Так о суровости гонения в Галлии свидетельствуют акты Рогациана и Донациана. Рогациан и Донациан были братья, они были брошены в темницу, один из них, впрочем, еще не был крещен, именно старший Рогациан. В тюрьме братья молят Бога, чтобы Он попустил вместо воды крещения креститься Рогациану кровью мученической. Оба они потом обезглавлены.

      О гонении в Испании свидетельствуют акты Винцентия, диакона в Сарагоссе. Рассказ актов следующий: проконсул Дациан потребовал к себе на суд епископа Валерия и диакона Винцентия, отличавшегося даром красноречия и бывшего проповедником в христианских собраниях. Валерий, епископ, как человек не красноречивый, просил Винцентия произнести за него исповедание христианское на суде. Винцентий это и исполнил. Епископ был сослан в ссылку, а Винцентий после многих тяжких мучений скончался в тюрьме.

      Особенно много актов мученических из времени управления Максимиана дошло до нас из церквей африканских. В Нумидии была схвачена целая толпа христиан во время богослужения в доме пресвитера Сатурнина и представлена на суд проконсула в Карфагене. Многие из них потом поплатились жизнью за свое исповедание.

      Такого же характера и акты епископа африканского Феликса. Проконсул требует от него, чтобы он выдал книги Священного Писания, Феликс отказался и был усечен мечом.

     Вообще нужно сказать, что в Африке было много мучеников.

     По Диоклетиановой государственной системе кесари не были лицами самостоятельно или полновластно управлявшими данной страной; кесари – это были несменяемые полководцы, обязанность которых состояла в охране границ империи, в водворении порядка в тех провинциях, где возникали беспорядки и волнения, а в управлении они руководились законами, издаваемыми верховным императором.

     Еще одним соправителем Диоклетиана был кесарь Галерий, его зять. Христианский писатель Лактанций говорит, что он был величайший деспот, что обыкновенными казнями при нем были: предание огню, вешание на кресте, растерзание зверями и что тот должен был считать себя счастливым, кто обрекался просто на обезглавление.

      Когда Галерий в 306 году сделался верховным императором, его царствование заслужило имя железного века. Он не издавал новых грозных указов против христиан. Гонение продолжалось на основании прежних указов Диоклетиана. Много было пролито христианской крови на востоке. Христиан гнали, мучили и казнили потому, что они были лишены покровительства законов. Лактанций говорит о сожжении церкви в одном местечке во Фригии со всеми собравшимися в нее христианами.

     После того, как Диоклетиан отказался от престола в 305 году, Галерий выбрал себе в помощники со званием кесаря Максимина.

     Максимин был ревностным гонителем христиан. Характер Максимина христианские писатели рисуют в чертах мрачных. По словам Евсевия, он был крайне суеверным и грубым язычником; волхвы и прорицатели окружали его престол. Максимин годину своего призвания к правлению государством в качестве кесаря открыл тем, что снова разослал по областям Востока последний указ Диоклетиана о повсеместном гонении. Он приказал всех христиан поголовно привлекать к принесению жертв; христиан приказано было вносить в списки и вызывать поименно для исполнения обряда языческого жертвоприношения. По приказанию Максимина товары, продававшиеся на рынках, были окропляемы жертвенными возлияниями. Даже в баню не иначе можно было войти, как принесши наперед при входе в нее идольскую жертву.

     По воле Максимина были пущены в обращение акты Пилата, в которых Христос описывался в самых непристойных чертах. Списки этих актов прибиты были на столбах на показ всем; этого мало: школьным учителям было приказано диктовать акты ученикам и заставлять их заучивать наизусть. Эта последняя мера особенно оригинальна: хотели в самом молодом поколении воспитать ненависть к христианству.

     Много было мучеников в различных местах Востока. Евсевий свидетельствует, что гонение Максимина было тяжелее прежнего (т.е. Диоклетианова 303-305 гг.)

      Замечательный случай свирепости в это гонение, в Палестине, падает на 309 год. Евсевий рассказывает, что в палестинских рудокопнях собрано было большое число ссыльных христиан. Пользуясь тем, что власти были далеко от них, они начали делать церковные собрания в своих домах. Об этом узнал Максимин и приказал разослать виновных в новые места ссылки в рудокопни на Ливан, на Кипр, а 39 человек из них приказал казнить мечем.

      Лактанций, современник всего гонения Диоклетианова, представляет гонение это жесточайшим и величайшим из всех. Гонение Диоклетианово было сильнейшее, но зато оно было последнее из тех, которые предпринимались с ясно осознанным намерением истребить христиан в римской империи.

      Торжество христиан – небывалое, великое, заключает гонение Диоклетианово. Сам гонитель Галерий, наученный жестоким опытом, становится благодетелем христиан. Ряд указов против христиан заканчивается указом в их пользу. Давая такой указ, Галерий, а с ним и язычество заявили миру о своем полном бессилии в борьбе с христианством. Указ Галерия 311 года, прекращавший гонение на христиан, есть живое выражение этого сознания. «Мы хотели прежде, чтобы христиане возвратились к древним законам и общественным учреждениям римлян», гласит указ. Но что же? Указ сознается, что это намерение, однако же, не имело ни малейшего успеха: христиане мужественно перенесли удар, и надежды язычников оказались тщетными. «Христиан обуяла, говорит указ, такая притязательность, поработило такое безумие, что они отнюдь не хотели следовать древним уставам». И император не находит уже средств вести эту неравную борьбу. Он признает себя вынужденным дать полную свободу христианскому исповеданию. «Мы позволяем христианам, говорит указ, исповедовать свою религию и строить дома для их богослужебных собраний... за такое наше снисхождение христиане должны молить своего Бога о нашем здравии и общественном благоденствии».

      Но вот вопрос: что побудило императора Галерия издать приведенный нами указ? Некоторые историки полагают, что поводом к этому действию была болезнь Галерия, страшная и ужасная, которая и свела его в могилу, – болезнь мучительная, в которой будто Галерий увидел перст Божий, наказывающий его за гонение. Другие историки издание указа объясняют тем, что Галерий наконец понял, сколь бесполезны оказались все меры против христиан. Указ дает подтверждение и для подобного взгляда.

      Указ Галерия сейчас же по своем издании принес счастье и благоденствие христианам. Евсевий рисует самую восторженную картину того, что последовало за изданием указа Галерия. Этот историк рассказывает, что темницы тотчас отворились и заключенные в них христиане свободно возвращались в свои дома; рудокопни, на которых было так много дармовых работников – христиан, сосланных сюда за исповедание христианства, – опустели. Эти последние лица торжественно возвращались на родину, с пением и ликованием проходили по городам и весям, радость светилась в их глазах. Повсюду беспрепятственно христиане стали собираться для богослужения; это были многолюдные собрания, каких давно не было видно. Историк, при виде этого зрелища, замечает, что всем казалось: «как будто из недр ночного мрака воссиял некий свет». (Евсевий 9.1).

      Прежде чем указ Галерия 311 года произвел должное действие и оправдал себя долговременным опытом, он должен был потерять значение – через два года явился знаменитый миланский эдикт Константина Великого. Издание этого указа относится к месяцу марту 313 года.

При Галерии законодательство дает права – исповедовать свою религию христианам, как какому-то народу, имевшему какие-то древние религиозные обычаи. Христианство Константином выдвинуто при посредстве эдикта миланского на первое место. Он ясно провозгласил, что христианство не есть принадлежность какого-либо определенного народа, а есть универсальная религия, религия всего человечества. Это был величайший шаг вперед. Узкая религиозная исключительность древнего мира должна была пасть и пасть навсегда. Христианская церковь при Константине Великом восторжествовала над язычеством как государственным институтом, но докончить торжество ее над умами, искоренить язычество сердца это предоставлено было уже ее собственным силам и средствам.



Источник: http://www.hvep.narod.ru/publications/   [   ]
Категория: История | Добавил: Евгений (13 Март 2010) | Автор: Лебедев Алексей Петрович
Просмотров: 3601 | Теги: гонения христиан, первая Церковь, верность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]